Зарегистрироваться

Внесистемные общественно-политические организации

Категории Внесистемные общественно-политические организации | Под редакцией сообщества: Внесистемные общественно-политические организации

Эта версия статьи от 16 Сентябрь 2010 12:18, редактировал Коргунюк Юрий Григорьевич
Список всех версий Перейти к списку версий
Перейти к последней версии

Внесистемные общественно-политические организации – общественные объединения, не приемлющие существующей политической системы и ставящие своей целью её изменение законными либо насильственными методами.

 

Понятие внесистемных политических организаций неразрывно связано с понятием легитимно установленного конституционного строя – пока политика остаётся делом монарха и его ближайшего окружения и не предусматривает участия общества в решении государственных дел, говорить о политической системе и не приемлющих её общественно-политических организациях не приходится.

Бессмысленно использовать термин «внесистемные политические организации» и применительно к эпохам революций, поскольку последние в принципе сопровождаются крахом прежних политических систем и установлением новых.

Малоприменим этот термин и по отношению к организационно не оформленным течениям религиозного (анабаптисты) и социального (луддиты) характера, не приемлющим существующих социальных реалий, но не претендующим на изменение политического строя.

Понятие «внесистемные политические организации» обретает смысл только в условиях конституционно оформленного государственного строя. Так, допустим, в Великобритании, где не существует конституции, подобное понятие лишено смысла, поскольку в этой стране есть только парламентская и внепарламентская оппозиция, причём последняя не обладает официальным статусом в силу непредставленности в парламенте, но отнюдь не лишена права на выдвижение кандидатов и участие в выборах.

В зависимости от степени неприятия существующей системы внесистемные организации могут относиться к двум типам оппозиции: антисистемной и антирежимной.

Антисистемная оппозиция не приемлет базовых принципов, лежащих в основе существующей политической системы и касающихся основ государственного строя (монархисты не приемлют республиканского строя, леворадикалы – «буржуазной» демократии), равенства граждан перед законом (националисты считают необходимым законодательное закрепление привилегий титульной нации, религиозные фундаменталисты – государственного статуса традиционной религии), допущения тех или иных форм собственности (леворадикалы не признают частной собственности на средства производства) и т.п.

Соответственно, и предлагаемые ими методы осуществления своих целей нередко выходят за рамки действующего законодательства. Антисистемные организации сплошь и рядом заявляют о своей готовности к вооружённому насилию, что является одним из главных поводов для их преследования со стороны государства.

Антирежимная оппозиция, напротив, чаще всего настаивает на своей верности базовым принципам, лежащим в основе существующей политической системы. По утверждению её представителей, именно власть попирает эти принципы. Причём подобные утверждения могут быть как надуманными, так и имеющими веские основания.

Антирежимная оппозиция, как правило, декларирует приверженность законным методам достижения своих целей и добивается в первую очередь возможности полноценно участвовать в политической жизни. Однако при этом она нередко вступает в тактические союзы с антисистемной оппозицией, не чурающейся насильственных методов политической борьбы, что ставит антирежимно настроенные организации в двусмысленное положение.

Тем не менее, внесистемными такие организации стновятся зачастую по вине самой власти, которая исключает их из политического процесса: лишает (отказывает в) государственной регистрации, не допускает к выборам, подвергает их активистов преследованиям и т.п.

Внесистемные организации в зарубежной и международной политической практике

Появление первых внесистемных политических организаций в Европе можно отнести к ХIХ веку. Наиболее яркий пример – монархические партии Франции периода ранней Третьей Республики (1870-1940) или германские социал-демократы первоначальных этапов Второго рейха (1871-1918). И те, и другие не признавали базовых принципов существующей политической системы: первые отвергали республиканский принцип, вторые – «буржуазную демократию». Тем не менее, признание ими общих правил игры и участие в выборах постепенно нивелировали их антисистемную природу. В частности, к началу ХХ века Социал-демократическая партия Германии была уже вполне системной организацией, не призывавшей к слому существующего государственного аппарата, а использовавшей его возможности для достижения собственных политических целей.

На смену враставшим в систему внесистемным политическим организациям приходили новые. Так, в Веймарской республике (1918-1933) эта эстафета перешла к коммунистам на левом фланге и национал-социалистам на правом. После Второй мировой войны деятельность Национал-социалистической рабочей партии Германии была запрещена, на какое-то время этот запрет был распространён и на Компартию ФРГ, однако в целом в странах Западной Европы деятельность как коммунистических партий, так и пронацистских объединений постепенно утрачивала антисистемный характер. Так, крупнейшие европейские компартии – итальянская, французская и испанская – приняли на вооружение доктрину еврокоммунизма, предусматривавшую отказ от концепции диктатуры пролетариата и насильственного прихода к власти. В свою очередь неофашистские партии (Итальянское социальное движение, Национал-демократическая партия Германии) во избежание запрета отказались от наиболее одиозных положений фашистской (национал-социалистической) доктрины.

И опять на смену этим вросшим в систему партиям пришли новые образования – леворадикальные («Красные бригады», «Революционные ячейки», «Фракции Красной Армии» и пр.) и ультраправые (итальянские «Новые порядок», германская «Бригада Коричневой армии», многочисленные «национальные фронты» в различных европейских странах и пр.). Некоторые из них, однако, тоже со временем вросли в существующую политическую систему. Так, крупнейшая из праворадикальных организаций Франции – «Национальный фронт» Ле Пена – за тридцать лет существования из полуэкстремистской группировки превратилась во вполне системную партию, пользующуюся стабильной поддержкой избирателей. Похожую эволюцию совершила и австрийская Партия свободы.

В настоящее время наибольшую угрозу существующим политическим системам представляют радикально-исламистские группировки, не приемлющие европейских стандартов государственного устройства. Во многих странах мусульманского Востока, включая те из них, которые и сами далеки от этих стандартов, данные группировки фактически исключены из легальной политической жизни: их кандидаты не допускаются до выборов, а активисты подвергаются преследованиям. Однако и сами они делают ставку отнюдь не на мирные способы прихода к власти. Особенность данного рода внесистемных организаций заключается в том, что их неизмеримо труднее интегрировать в существующие политические системы, нежели европейские внесистемные организации – в силу того, что в своём большинстве они не стремится играть по общеустановленным правилам.

В развитых странах Запада на роль главной внесистемной силы в последние десятилетия претендуют антиглобалистские (альтерглобалистские) организации, выступающие против «неолиберальной модели глобализации».

 

2. ВНЕСИСТЕМНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКЕ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Внесистемные политические организации занимают отдельную страницу в политической истории России. Первые появившиеся на российской сцене политические партии носили безусловно антисистемный характер и ставили целью не только смену режима, но и кардинальное переустройство всего общества на новых, социалистических, началах. Даже после того как Манифест 17 октября 1905 г. санкционировал право граждан на создание союзов, наиболее дееспособные политические партии страны оказались за рамками закона. Государственной регистрации не удалось добиться даже Конституционно-демократической партии, чьи лидеры называли себя «оппозицией Его Величества». Обладающие ещё бóльшим организационным потенциалом социалистические партии (Российская социал-демократическая рабочая партия, Партия социалистов-революционеров) и вовсе подвергались жёстким полицейским репрессиям: после революции 1905-1907 гг. их структуры были практически полностью разрушены, значительная часть активистов арестована и выслана, а руководство переместилось за границу.

Недолгий период безбрежной политической свободы, наступивший после Февраля 1917 г., очень скоро сменился установлением политического режима, гораздо более нетерпимого к оппонентам, нежели прежняя монархия. В новой политической системе, строившейся на базе тоталитарного симбиоза партии и государства, внесистемной считалась любая организация, возникшая без санкции сверху. Речь шла не только об общественно-политических организациях, но и об объединениях, чья деятельность была лишена какого бы то ни было политического характера.

Тем не менее, и в этих условиях возникали подпольные кружки, ставившие своей целью изменение политического и государственного строя, – с трагическими, как правило, последствиями для их участников.

Общее смягчение политического режима в середине 1950-х годов расширило пространство для общественной самодеятельности, в том числе и в политической сфере. В стране зародились правозащитное, национальное, экологическое движения. Некоторые из возникших в 1960-1970-х годах организаций носили несомненно политический характер, многие из них открыто заявляли о своём неприятии существующей системы. Другие, напротив, требовали от власти соблюдения ею же установленных законов – о таких организациях правильнее было говорить как о носящих скорее антирежимный, нежели антисистемный характер. Однако сама власть не делала между внесистемными организациями никакой разницы – репрессиям (пусть и не таким суровым, как во времена Сталина) подвергались и правозащитники, и националисты, и «истинные марксисты».

Внесистемные политические организации перестали преследоваться государством только с началом политики гласности (1986). Именно тогда на авансцену вышли неформальные политические объединения, на базе которых впоследствии, после отмены 6-й статьи Конституции (о руководящей и направляющей роли КПСС), возникли многие российские протопартии. Однако и после этого, вплоть до августа 1991 г., внесистемный (или, как минимум, антирежимный) характер носила деятельность практически всех политических образований, кроме КПСС и зарегистрированной в апреле 1991 г. Либерально-демократической партии Советского Союза, – включая такие быстро растущие, как Демократическая партия России и движение «Демократическая Россия». Их основным программным требованием был демонтаж существующей политической системы, базирующейся на фактическом контроле структур КПСС над всем государственным аппаратом.

Уход Коммунистической партии Советского Союза с политической сцены на какое-то время открыл шлюзы для деятельности любых политических организаций, включая те, для которых были неприемлемы сами принципы либеральной («буржуазной») демократии. В 1990-е гг. к внесистемным организациям можно было отнести прежде всего радикально-коммунистические партии. Часть из них – Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков), Большевистская платформа в КПСС, многочисленные организации, именовавшие себя «КПСС», – в принципе отказывались признавать существующую систему и регистрироваться в новых государственных органах. Другие – Российская коммунистическая рабочая партия, Российская партия коммунистов, Союз коммунистов – принимали новые правила игры, регистрировались и участвовали в выборах, однако своей программной целью также объявляли коренную смену государственного и общественного строя.

О своём неприятии основ существующей политической системы заявляли и националистические организации. Одни из них – например, Национал-республиканская партия России – тем не менее, регистрировались в органах юстиции и участвовали в выборах. Другие (Русское национальное единство) в принципе отвергали демократический принцип государственного устройства и декларировали подготовку к вооружённому захвату власти, создавая с этой целью милитаризованные структуры. Тем не менее, до конца 1990-х годов органы юстиции не отказывали в регистрации и таким объединениям. В частности, статусом межрегионального общественного объединения обладало РНЕ.

Внесистемные организации в сегодняшней России

В начале 2000-х гг. приняла курс на сужение пространства политической конкуренции и сокращение числа политических игроков, включая партии. Эта цель была достигнута путём введения специального партийного законодательства, ужесточения избирательного законодательства, а также прямого административного вмешательства в партийное строительство и электоральный процесс.

В итоге количество зарегистрированных политических партий сократилось в стране с 54 в 2003 г. до 7 в конце 2008 г. Регистрации лишились, в частности, такие вполне дееспособные объединения, как Российская коммунистическая рабочая партия – Российская (Революционная) партия коммунистов (РКРП-РПК), Республиканская партия России (РПР) и др. В свою очередь из вновь образованных партий были зарегистрированы только те, создание которых было санкционировано Администрацией Президента РФ, – «Справедливая Россия» и «Правое дело». Всем остальным партиям в регистрации под разными предлогами было отказано.

Результатом этого явилось существенное расширение числа внесистемных политических организаций. К числу антисистемных объединений – вроде националистических Славянского союза, Национал-социалистического общества, леворадикальной Национал-большевистской партии – добавились также антирежимные организации, в том числе придерживающиеся вполне традиционной либерально-демократической ориентации – Российский народно-демократический союз, Объединённое демократическое движение «Солидарность, которые в 1990-х годах безо всяких проблем были бы зарегистрированы органами юстиции. Вне рамок системы оказались и вновь созданные левые организации – Левый фронт, Российский объединённый фронт трудящихся (РОТ Фронт), весьма радикальные в своих программных установках, но отнюдь не призывающие к насильственному свержению существующего строя.

Другим результатом искусственного сокращения числа участников политического пространства стало появление широких коалиций, претендующих на объединение идейно разнородных партий и движений в борьбе за демонтаж сложившегося в стране политического режима и возвращение к прежнему уровню политической конкуренции – Объединённый гражданский фронт, «Другая Россия», «Национальная ассамблея».

Выдвижение на первый план в политической повестке дня вопросов, связанных с борьбой за изменение политического режима, привело также к трансформации некоторых внесистемных организаций – из антисистемных они превратились в антирежимные. Подобная эволюция произошла, в частности, с запрещённой в 2007 г. Национал-большевистской партией. Её актив перешёл в коалицию «Другую Россия», а после выхода оттуда всех прочих участников, преобразовал ДР в политическую партию, в программе которой на первый план вышли общедемократические требования: демократизация и дебюрократизация государственных институтов, обеспечение регулярной сменяемости высшей власти, восстановление реальной независимости судебной власти и т.п.

 

4. РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Верховский А.М., Прибыловский В.В. Национал-патриотические организации в России. История, идеология, экстремистские тенденции

Коргунюк Ю.Г. Правая, левая где сторона? Политические партии России в условиях разворачивающегося кризиса

Лоуэлл А. Правительство и политические партии в государствах Западной Европы

Максимов М.А. Политические аспекты стратегии и тактики современного антисистемного движения

Попова О.В. Политика современного российского государства в отношении несистемной оппозиции

Тарасов А.Н., Черкасов Г.Ю., Шавшукова Т.В. Левые в России: от умеренных до экстремистов

Цыганков А.П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика

Fotopoulos T. The End of Traditional Antisystemic Movements and the Need for A New Type of Antisystemic Movement Today

Эта статья еще не написана, но вы можете сделать это.