Зарегистрироваться

История международных отношений и внешней политики

Категории История международных отношений и внешней политики | Под редакцией сообщества: История

Эта версия статьи от 28 Ноябрь 2010 14:19, редактировал Белоусов Лев Сергеевич
Список всех версий Перейти к списку версий
Перейти к последней версии

Международные отношения — совокупность политических, экономических, идеологических, правовых, дипломатических и иных связей и взаимоотношений между государствами и системами государств, между основными классами, основными социальными, экономическими, политическими силами, организациями и общественными движениями, действующими на мировой арене, то есть между народами в самом широком смысле этого слова.

Исторически международные отношения складывались и развивались как отношения, прежде всего, межгосударственные; возникновение явления международных отношений связано с возникновением института государства, а изменение их характера на разных этапах исторического развития в значительной степени определялось эволюцией государства.

 

Системный подход к исследованию международных отношений.

Для современной науки характерно изучение международных отношений как целостной системы, функционирующей по своим законам. Преимущества такого подхода состоят в том, что он позволяет глубже анализировать мотивацию поведения стран или военно-политических блоков, выявлять удельный вес тех или иных факторов, детерминирующих их действия, исследовать механизм, определяющий динамику мирового сообщества в целом, а в идеале прогнозировать его развитие. Системность применительно к международным отношениям означает такой характер долговременных взаимоотношений между государствами или группами государств, который отличают стабильность и взаимозависимость, в основе этих отношений лежит стремление к достижению определенного, осознанного комплекса устойчивых целей, в них в той или иной мере присутствуют элементы правовой регламентации базовых аспектов международной деятельности.

 

Становление системы международных отношений.

Системность в международных отношениях – понятие историческое. Она формируется в период раннего Нового времени, когда международные отношения  приобретают качественно новые черты, определившие их последующее развитие. Условной датой становления системы международных отношений считают 1648 г. – время окончания Тридцатилетней войны и заключения Вестфальского мира. Важнейшим условием возникновения системности явилось формирование национальных государств с относительно устойчивыми интересами и целями. Экономическим фундаментом этого процесса стало развитие буржуазных отношений, на идейно-политическую сторону огромное влияние оказала Реформация, подорвавшая католическое единство европейского мира и способствовавшая политическому и культурному обособлению государств. Внутри государств шел процесс укрепления централизаторских тенденций и преодоления феодального сепаратизма, результатом которого стала возможность вырабатывать и осуществлять последовательную внешнюю политику. Параллельно на основе развития товарно-денежных отношений и роста мировой торговли зарождалась система мирохозяйственных связей, в которую постепенно втягивались все более обширные территории и в рамках которой выстраивалась определенная иерархия.

 

Периодизация истории международных отношений в новое и новейшее время.

В ходе развития системы международных отношений в новое и новейшее время выделяется ряд крупных этапов, существенно отличавшихся друг от друга по своему внутреннему содержанию, структуре, характеру взаимоотношений между составными элементами, господствующему набору ценностей. На основе этих критериев принято выделять Вестфальскую (1648-1789), Венскую (1815-1914), Версальско-Вашингтонскую (1919-1939), Ялтинско-Потсдамскую (биполярную) (1945-1991) и постбиполярную модели международных отношений. Каждая из последовательно сменявших друг друга моделей проходила в своем развитии через несколько фаз: от фазы становления до фазы распада. Вплоть до Второй мировой войны включительно исходной точкой очередного цикла в эволюции системы международных отношений были крупные военные конфликты, в ходе которых осуществлялась кардинальная перегруппировка сил, изменялся характер государственных интересов ведущих стран, происходила серьезная перекройка границ. Таким образом, устранялись старые довоенные противоречия, расчищалась дорога для нового витка развития.

 

Характерные черты международных отношений и внешней политики государств в новое время.

С точки зрения истории международных отношений определяющее значение в новое время имели европейские государства. В «европейскую эпоху», продолжавшуюся вплоть до ХХ в., именно они выступали в роли главной динамической силы, во все большей степени влияя на облик остального мира посредством экспансии и распространения не него европейской цивилизации – процесса, начатого еще эпохой Великих географических открытий конца XV в.

В XVI – XVII в. окончательно ушли в прошлое представления о средневековом миропорядке, когда Европа воспринималась как некое христианское единство под духовным главенством папы и с универсалистской тенденцией к политическому объединению, возглавить которое должен был император Священной Римской империи. Реформация и религиозные войны положили конец духовному единству, а становление новой государственности и крах империи Карла V как последней универсалистской попытки – единству политическому. Отныне Европа становилась не столько единством, сколько множеством. В ходе Тридцатилетней войны 1618 – 1648 гг. окончательно утвердилась секуляризация международных отношений как одна из их самых важных характеристик в новое время. Если раньше внешняя политика в значительной степени определялась религиозными мотивами, то с началом нового времени главным мотивом действий отдельного государства стал принцип государственных интересов, под которыми понимается такая совокупность долгосрочных программно-целевых установок государства (военных, экономических, пропагандистских и пр.), реализация которых гарантировала бы данной стране сохранение суверенитета и безопасности. Наряду с секуляризацией другой важнейшей чертой международных отношений в новое время явился процесс монополизации внешней политики государством, в то время как отдельные феодалы, купеческие корпорации, церковные организации постепенно покидали европейскую политическую сцену. Ведение внешней политики требовало создания регулярной армии для защиты интересов государства во вне и бюрократии, призванной более эффективно осуществлять управление внутри. Происходило обособление внешнеполитических ведомств от других органов управления, шел процесс усложнения и дифференциации их структуры. Основную роль в принятии внешнеполитических решений играл монарх, в фигуре которого персонифицировалось абсолютистское государство XVII – XVIII в. Именно он воспринимается как источник и носитель суверенитета.

Государство берет под свой контроль и одно из самых распространенных средств ведения внешней политики в новое время – войну. В Средневековье понятие войны было многозначным и расплывчатым, оно могло применяться для обозначения разного рода внутренних конфликтов, различные феодальные группировки обладали «правом на войну». В XVII-XVIII в. все права на применение вооруженной силы переходят в руки государства, а само понятие «война» используется почти исключительно для обозначения межгосударственных конфликтов. При этом война признавалась совершенно нормальным естественным средством ведения политики. Порог, отделявший мир от войны, был крайне низким, о постоянной готовности его преступить свидетельствует статистика – два мирных года в XVII в., шестнадцать – в XVIII в. Главный вид войны XVII – XVIII в. – это так называемая «кабинетная война», т.е. война между суверенами и их армиями, имевшая своей целью приобретение конкретных территорий при осознанном стремлении к сохранению населения и материальных ценностей. Наиболее распространенным для абсолютистской династической Европы  типом войны была война за наследство – испанское, австрийское, польское. С одной стороны, в этих войнах шла речь о престиже отдельных династий и их представителей, о вопросах ранга и иерархии; с другой – династические проблемы часто выступали в качестве удобного правового обоснования для достижения экономических, политических, стратегических интересов. Вторым важным типом войн являлись торгово-колониальные войны, возникновение которых было связано с быстрым развитием капитализма и острой торговой конкуренцией между европейскими державами. Примером подобных конфликтов являются  англо-голландские и англо-французские войны.

Отсутствие внешних ограничителей деятельности государств, постоянные войны требовали выработки норм межгосударственных взаимоотношений. Одним из предложенных вариантов была международная организация или федерация, призванная регулировать споры дипломатическим путем и применять коллективные санкции к нарушителям общей воли. Идея «вечного мира» заняла прочное положение общественной мысли и прошла определенную эволюцию от апелляции к разуму государей через требование смены политического строя отдельных госдуарств к провозглашению неизбежности наступления вечного мира в отделенном будущем. Другой распространенной концепцией был «баланс сил» или «политическое равновесие». В политической практике эта концепция стала реакцией на попытки Габсбургов и затем Бурбонов установить господство в Европе. Равновесие понималось как средство для обеспечения мира и безопасности всех участников системы. Задаче подведения юридической основы под отношения государств отвечало появление трудов Г. Гроция, С. Пуффендорфа по проблемам международного права. Существенный вклад в труды по истории международных отношений внесли исследователи Томас Гоббс, Никколло Маккиавелли, Дэвид Юм, Карл Хаусхофер, Робер Шуман, Френсис Фукуяма и др.

Особенности развития международных отношений XIX в. вытекали главным образом из того обстоятельства, что в это время происходили принципиальные изменения в жизни западного общества и государства. Так называемая «двойная революция» конца XVIII в.,  т.е. начавшийся в Англии промышленный переворот и Французская революция, стали точкой отсчета для проходившего в течение всего следующего столетия процесса модернизации, в ходе которого на смену традиционному сословно поделенному аграрному обществу пришла современная массовая промышленная цивилизация. Главным субъектом международных отношений по-прежнему остается государство, хотя именно в XIX в. определенную роль начинают играть и негосударственные участники международных отношений – национальные и пацифистские движения, разного рода политические объединения. Если с процессом секуляризации государство утрачивало традиционную опору в лице божественной санкции, то в начавшуюся эпоху демократизации оно постепенно теряло свою  многовековую династическую подоплеку. В сфере международных отношений это ярче всего проявилось в полном исчезновении феномена войн за наследство, а на дипломатическом уровне в постепенном умалении вопросов первенства и ранга, столь характерных для Старого порядка. Потеряв старые опоры, государство крайне остро нуждалось в новых. В итоге кризис легитимации политического господства был преодолен с помощью ссылки на новый авторитет – нацию. Французская революция выдвинула идею народного суверенитета и рассматривала нацию как его источник и носителя. Однако до середины XIX в. – государство и нация выступали скорее как антиподы. Монархи боролись против национальной идеи как против наследия Французской революции, в то время как либеральные и демократические силы требовали своего участия в политической жизни именно на основе представления о нации как о политически самоуправляющемся народе. Ситуация менялась под влиянием кардинальных сдвигов в экономике и социальной структуре общества: реформы избирательного права постепенно допускали к политической жизни все более широкие слои, а государство начинало черпать свою легитимность в нации. Причем если первоначально национальная идея использовалась политическими элитами преимущественно инструментально в качестве средства мобилизации поддержки своей политики, продиктованной рациональными интересами, то постепенно она превращалась в одну из ведущих сил, определявших политику государства.

Огромное влияние на внешнюю политику государств и международные отношения в XIX в. оказал промышленный переворот. Оно проявилось в возросшей взаимозависимости между экономической и политической мощью. Экономика в значительно большей степени стала определять цели внешней политики, давала новые средства для достижения этих целей, порождала новые конфликты. Революция в сфере коммуникаций привела к преодолению «вековой враждебности пространства», стала условием расширения границ системы, «первой глобализации». Вкупе с быстрым техническим прогрессом в области разработки вооружений великих держав она также придала новое качество колониальной экспансии.

XIX век вошел в историю как самое мирное столетие нового времени. Архитекторы Венской системы сознательно стремились сконструировать механизмы, призванные предотвратить большую войну. Сложившаяся в тот период теория и практика «европейского концерта» знаменовала собой шаг на пути к сознательно управляемым на основе согласованных норм международным отношениям. Однако период 1815 - 1914 гг. был не столь однородным, за внешним миролюбием скрывались разные тенденции, мир и война шли рука об руку друг с другом. Как и раньше, война понималась как естественное средство осуществления государством своих внешнеполитических интересов. Вместе с тем процессы индустриализации, демократизации общества, развитие национализма придавали ей новый характер. С введением почти повсеместно в 1860-70-е гг. всеобщей воинской повинности начинала стираться  грань между армией и обществом. Отсюда следовали два обстоятельства – во-первых, невозможность вести войну вопреки общественному мнению и, соответственно, необходимость ее пропагандистской подготовки, во-вторых, тенденция к приобретению войной тотального характера. Отличительными чертами тотальной войны является использование всех видов и средств борьбы – вооруженной, экономической, идеологической; неограниченные цели, вплоть до полного морального и физического уничтожения врага; стирание границ между военным и граждански населением, государством и обществом, общественным и частным, мобилизация всех ресурсов страны на борьбу с врагом. Война 1914 - 1918 гг., приведшая Венскую систему к краху, была не только Первой мировой, но и первой тотальной войной.

 

Особенности развития международных отношений и внешней политики государств в новейшее время.

Первая мировая война стала отражением кризиса традиционного буржуазного общества, его ускорителем и стимулятором и в то же формой перехода от одной модели организации мирового сообщества к другой. Международно-правовым оформлением результатов Первой мировой войны и сложившейся после ее окончания новой расстановки сил стала Версальско-Вашингтонская модель международных отношений. Она формировалась как первая глобальная система – в клуб великих держав вошли США и Япония. Однако создать устойчивое равновесие на основе баланса интересов великих держав архитекторам Версальско-Вашингтонской системы не удалось. Она не только не устранила традиционные противоречия, но и способствовала появлению новых международных конфликтов.

 

Рис.1.  Карта «Global Peace index».

 


Главным стало противостояние держав-победительниц и побежденных государств. Конфликт между союзными державами и Германией представлял собой важнейшее противоречие межвоенного времени, в итоге вылившееся в борьбу за новый передел мира. Противоречия между самими державами-победительницами не способствовали проведению ими согласованной политики и предопределили неэффективность первой международной организации по поддержанию мира - Лиги Наций. Органичным пороком Версальской системы было игнорирование интересов Советской России. В международных отношениях возник принципиально новый – межформационный, идейно-классовый конфликт. Появление еще одной группы противоречий - между малыми европейскими странами – было связано с  решением территориально-политических вопросов, которое учитывало не столько их интересы, сколько стратегические соображения держав-победительниц. Сугубо консервативный подход к решению колониальных проблем обострил отношения между державами-метрополиями и колониями. Нараставшее национально-освободительное движение стало одним из важнейших показателей нестабильности и непрочности Версальско-Вашингтонской системы. Несмотря на свою неустойчивость Версальско-Вашингтонская модель не может быть охарактеризована лишь в негативном ключе. Наряду с консервативными, империалистическими тенденциями, в ней присутствовали демократические, справедливые начала. Они были обусловлены кардинальными изменениями в послевоенном мире: подъемом революционного и национально-освободительного движения, широким распространением пацифистских настроений, а также стремлением ряда лидеров держав-победительниц придать новому миропорядку более либеральный облик. На этих принципах основывались такие решения, как учреждение Лиги Наций, провозглашение независимости и территориальной целостности Китая, ограничение и сокращение вооружений. Однако они не смогли перечеркнуть деструктивных тенденций в развитии системы, которые особенно явственно проявились на волне великого экономического кризиса 1929-1933 гг. Приход к власти в ряде государств (в первую очередь в Германии) сил, нацеленных на слом существовавшей системы, стал важным фактором ее кризиса. Теоретически возможная альтернатива в эволюции Версальско-Вашингтонской системы просуществовала до середины 30-х гг., после чего деструктивные моменты в развитии этой модели стали полностью определять общую динамику функционирования системного механизма, что обусловило перерастание фазы кризиса в фазу распада. Решающее событие, определившее окончательную судьбу данной системы, произошло осенью 1938 г. Речь идет о Мюнхенском соглашении, после которого спасти систему от краха было уже невозможно.

 

Рис.2. Политическая карта Европы

 


Начавшаяся 1 сентября 1939 г. Вторая мировая война стала своеобразной формой перехода от многополярной модели международных отношений к биполярной. Основные центры силы, цементирующие систему, переместились из Европы на просторы Евразии (СССР) и Северной Америки (США). Среди элементов системы появилась новая категория сверхдержав, конфликтное взаимодействие которых задавало вектор развития модели. Интересы сверхдержав приобретали глобальный охват, в зону которого попадали практически все районы земного шара, а это автоматически резко увеличивало поле конфликтного взаимодействия и, соответственно, вероятность возникновения локальных конфликтов. Огромную роль в развитии международных отношений после Второй мировой войны играл идеологический фактор. Биполярность мирового сообщества в значительной степени обусловливалась господством постулата о том, что в мире якобы существуют только две альтернативные модели общественного развития: советская и американская. Еще одним важным фактором, оказавшим влияние на функционирование биполярной модели, явилось создание ракетно-ядерного оружия, которое кардинально изменило всю систему принятия внешнеполитических решений и в корне перевернуло представления о характере военной стратегии. В реальности послевоенный мир при всей его внешней простоте –  двухполюсности – оказался не менее, а, пожалуй, и более сложным, чем  многополярные модели прежних лет. Тенденция к плюрализации международных отношений, их выходу за жесткие рамки биполярности, проявилась в активизации национально-освободительного движения, претендующего на самостоятельную роль в мировых делах, процессе западноевропейской интеграции, медленной эрозии военно-политических блоков.

Модель международных отношений, сложившаяся в результате Второй мировой войны, с самого начала была более структурированной, чем ее предшественницы. В 1945 г. была образована ООН – всемирная организация по поддержанию мира, в которую вошли практически все государства – составные элементы системы международных отношений. По мере развития расширялись и множились ее функции, совершенствовалась организационная структура, появлялись новые дочерние организации. Начиная с 1949 г. США стали формировать сеть военно-политических блоков, призванных создать барьер на пути возможного расширения сферы советского влияния. СССР в свою очередь конструировал подконтрольные ему структуры. Интеграционные процессы породили целую серию наднациональных структур, ведущей из которых стало ЕЭС. Происходило структурирование «третьего мира», возникали различные региональные организации – политического, экономического, военного, культурного плана. Совершенствовалось правовое поле международных отношений.

 

Особенности развития международных отношений на современном этапе.

С резким ослаблением и последовавшим за ним распадом СССР прекратила свое существование биполярная модель. Соответственно, это означало и кризис управления системой, прежде основанного на блоковом противостоянии. Глобальный конфликт между СССР и США перестал быть ее организующей осью. Специфика ситуации 90-х гг. ХХ в. состояла в том, что процессы становления новой модели происходили одновременно с распадом структур старой. Это обусловило значительную неопределенность контуров будущего мирового устройства. Поэтому неудивительно то большое количество разнообразных прогнозов и сценариев будущего развития системы международных отношений, которое появилось в литературе 1990-х гг. Так, ведущие американские политологи К.Уолтц, Дж.Мэршаймер, К.Лейн предсказывали возврат к многополярности – обретение Германией, Японией, возможно, Китаем и Россией статуса центров силы. Другие теоретики (Дж.Най, Ч.Краутхаммер) в качестве основной называли тенденцию укрепления лидерства США.  Реализация этой тенденции на рубеже ХХ-ХХI в. породила обсуждение перспектив утверждения и стабильного функционирования однополярности. Очевидно, что популярная в тот период в американской литературе концепция «гегемонистской стабильности», отстаивающая тезис об устойчивости системы, основанной на доминировании единственной сверхдержавы, была направлена на обоснование превосходства США в мире. Ее сторонники часто отождествляют выгоды США с «общим благом». Поэтому не вызывает удивления тот факт, что за пределами США отношение к подобной концепции по преимуществу скептическое. В условиях господства в международных отношениях силовой политики гегемония является потенциальной угрозой для государственных интересов всех стран, за исключением самого гегемона. Она создает ситуацию, при которой возможно утверждение произвола со стороны единственной сверхдержавы на мировой арене. В противовес идее «однополярного мира» выдвигается тезис о необходимости развития и укрепления многополярной структуры. 

В реальности в современных международных отношениях действуют разнонаправленные силы: как способствующие закреплению лидирующей роли США, так и действующие в противоположном направлении. В пользу первой тенденции говорит асимметрия в мощи в пользу США, созданные механизмы и структуры, поддерживающие их лидерство прежде всего в мировой экономической системе. Несмотря на некоторые разногласия союзниками США остаются ведущие страны Западной Европы, Япония. В то же время принципу гегемонии противоречит фактор возрастающей гетерогенности мира, в котором сосуществуют государства с разными социально-экономическими, политическими, культурно-ценностными системами. Утопичным в настоящее время представляется и проект распространения западной модели либеральной демократии, образа жизни, системы ценностей в качестве общих норм, принятых всеми  или по крайней мере большинством государств мира. Его реализация является лишь одной из тенденций современных международных отношений. Ей противостоят столь же мощные процессы усиления самоидентификации по этническому, национальному, религиозному принципу, что выражается в росте влияния националистических, традиционалистских и фундаменталистских идей в мире. В качестве наиболее влиятельной системной альтернативы американскому капитализму и либеральной демократии выдвигается исламский фундаментализм. Помимо суверенных государств в качестве самостоятельных игроков на мировой арене все более активно выступают транснациональные и наднациональные объединения. Следствием процесса транснационализации производства, возникновения глобального рынка капитала является некоторое ослабление регулирующей роли государства вообще и США в частности. Наконец, хотя доминирующая держава получает несомненные выгоды от своего положения на мировой арене, глобальный характер ее интересов требует значительных затрат. Более того, усложнение современной системы международных отношений делает практически нереализуемым управление ею из одного центра. Наряду со сверхдержавой в мире существуют государства с глобальными и региональными интересами, без сотрудничества которых невозможно решение наиболее острых проблем современных международных отношений, к которым следует отнести прежде всего распространение оружия массового поражения и международный терроризм. Современную международную систему отличает колоссальный рост числа взаимодействий между различными ее участниками на разных уровнях. В результате этого она становится не только более взаимозависимой, но и взаимоуязвимой, что требует создания новых разветвленных институтов и механизмов поддержания стабильности.

 

Рекомендуемая литература:

Введение в теорию международных отношений: Учебное пособие / Отв. редактор А.С. Маныкин. — М.: Изд-во МГУ, 2001 (Труды исторического факультета МГУ: Вып. 17. Сер. III. Instrumenta studiorum). 

Конфликты и кризисы в международных отношениях: проблемы теории и истории: Материалы ассоциации изучения США / Проблемы американистики Вып. 11 Отв. редактор. А.С.Маныкин. - М.: МАКС Пресс, 2001

Основы общей теории международных отношений: Учебное пособие / Под ред. А.С. Маныкина. — М.: Изд-во МГУ, 2009. - 592 с.

Модели региональной интеграции: прошлое и настоящее. Под редакцией А.С. Маныкина. Учебное пособие. М., Ол Би Принт. 2010. 628 с.

Горохов В.Н. История международных отношений. 1918-1939: Курс лекций. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 2004. — 288 с.

Медяков А. С.   История международных отношений в Новое время. — М. Просвещение, 2007. — 463 с.

 Бартенев В.И. "Ливийская проблема" в международных отношениях. 1969-2008. М., УРСС, 2009. -  448 с.

Пилько А.В. "Кризис доверия" в НАТО: альянс на пороге перемен (1956—1966). — М.: Изд-во Моск. ун-та, 2007. — 240 с.

Романова Е.В. Путь к войне: развитие англо-германского конфликта, 1898-1914 гг. - М.: МАКС Пресс, 2008. -328 с.

Эта статья еще не написана, но вы можете сделать это.