Зарегистрироваться

Этнография

Категории Этнография | Под редакцией сообщества: История

Эта версия статьи от 29 Ноябрь 2010 11:52, редактировал Никишенков А. А.
Список всех версий Перейти к списку версий
Перейти к последней версии

Этнография (от греческого ε̉θνος ‑ племя и γράφω – пишу), этнология, народоведение ‑ наука, изучающая бытовые и культурные особенности народов мира, проблемы происхождения (этногенез), расселения (этногеография) и культурно-исторических взаимоотношений народов[1].

В русском языке понятие этнология соответсвует понятиям  «Cultural anthropology» в американской и «Social anthropology» в британской научной традиции. В немецкоязычных странах понятию «Этнология» соответсивуют поняти «Volkskunde» и «Völrkerrunde».

Основными рахделами этнографии являются: теоретическая этнология, история отечественной этнографии (см. ст. категория нации, а также история отечественной этнологии), история зарубежной этнографии (История зарубежной этнологии), теоретическая этнология (Теория и методы этнологии, теории этноса), этнографическое источниковедение (Источники этнологических знаний), а также прочие этнографические дисцилины: «визуальная антропология», «этнодемография» (этнодемографические процессы), «исследования этноэтикета», «юридичекская антропология», «музыкальная антрпология» (этномузыка). Смотрите также: визуальные этнографические материалы, источники, обычное право, этнорелигия.

 

Предметная область этнологии.

В современной российской этнологии остро конкурируют ради­кально разли­чаю­щиеся теории (концепции) этноса. Одна из них — биологизирующая сам феномен этноса – в течение ряда лет выдвигалась и поддерживалась Львом Николаеви­чем Гумилевым, а ныне пропагандируется его последователями и сторонниками. Этнос в этой концепции трактуется в качестве природного явления и изучается в рамках географии (этно­логия, или этнография считается принципиально географической дисциплиной). История человечества представляется цепью многочисленных этногенезов. Причиной возникновения и развития этноса выступает так называемый пассионарный толчок, а реальными организаторами этноса и этнического – лю­дей, спаянные общей целью и об­щими интересами — пассионарии.

Наибольшим распространением среди российских этнологов пользуются дуали­стические воззре­ния на этнос. Их сущность полнее и яснее всего изложена в трудах Юлиана Владимировича Бромлея. Исходная мысль этого исследователя состоит в том, что в этносе по-разному сочетаются собст­венно этнические свойства и характеристики (этнический язык, на­родно-бытовая куль­тура, обрядовая жизнь, этническое самосознание, закрепленное в этнониме — само­названии этноса), и такие, которые рассматриваются преимущест­венно в качестве условий формирования и бытия собственно этнических сторон (при­родно-географическо-территориаль­ные, экономико-социальные и т. п.). В соответствии с этим делением этнос получает двойственную (дуа­листическую) природу и два смысла — узкий и широкий. Эт­нос в узком смысле получил на­именование этникос (греческое прилагательное от «этнос»), а этнос в широком смысле был назван этносоциальным организмом (сокращенно ЭСО). Наиболее часто приводимый случай приложения к реальности узкого и широкого смысла понятия «этнос» — пример украинцев: все про­живающие в мире украинцы (в том числе и в Канаде) — это этникос, а украинцы, жи­вущие в пределах Республики Ук­раины, ¾ этносоциальный организм.

К числу интересных теорий следует также отнести оригинальное научное по­строение, выдвинутое рядом исследователей, в частности Николаем Николаевичем Че­боксаровым, которое удобно назвать ин­формационной кон­цепцией этноса. Оно базиру­ется на представлении о том, что во всяком социальном образовании, как и в обществе в целом, устойчиво циркулируют потоки сообщений (информации), имеющие свои ге­нераторы (источники) и своих реципиентов (тех, кто их воспринимает). Отсюда де­лается предположение, что в границах устойчивых социальных общностей (к каковым относятся и эт­носы) информационные потоки должны быть интенсивнее и насыщен­нее, чем за их пределами.

В отечественной научной традиции заметное место занимает компонентная теория этноса, разработанная В.В. Пименовым. В рамках этой теории этнос рассматривается как исторически возникшая и эволюционирующая сложная самовоспроиз­водящаяся и саморегулирую­щаяся социальная система, обладающая многосоставной композицией (структурой). Структурными образованиями высшего порядка выступают компоненты, которые сами имеют сложное строение. Компонентное описание и изучение каждого конкретного этноса удобны тем, что, не порывая с традициями классической этнологии (этнографии), они открывают возможность применения методов системного подхода и вариационной ста­тистики. Создание инструментария (стандартных во­просников и т. п.), использование выборочного метода, компьютерная переработка собранных данных и их анализ на основе математической теории информации, — все это открывает путь для моделиро­вания существенных сторон структуры этноса.

Наряду с концепциями этноса в современной науке часто используется понятие «этничность». Концепция этничности концентрирует внимание прежде всего на многокультурном характере большинства современных обществ и на практическом отсутствии гомогенных групп, а тем более культурных изолятов. По этой концепции, наиболее  известным и продуктивным сторонником которой в нашей стране является В.А. Тишков, этнические группы определяются прежде всего по тем характеристикам, которые сами члены групп считают для себя значимыми и которые лежат в основании  самосознания; этничность – это форма социальной организации культурных различий, а этническая общность –  это группа людей, члены которой имеют общее название и элементы культуры.

 

Этнология в современном обществе.

В разных странах мира, где получила развитие этнология (социальная или куль­турная антрополо­гия), научные сообщества этнологов и соответствующие социальные институты складывались по-раз­ному. В нашей стране, где издавна были сильны тради­ции академической науки, главные научные силы сосредоточены в системе Российской Академии наук. В ее составе имеются: Институт этнологии и ан­тропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая — в Москве, Музей антропологии и этнографии (Кунсткамера) им. Петра Великого (являющийся также научно-исследовательским институтом РАН) — в Санкт-Петербурге; кроме того, в составе Академии наук, в ее региональных отде­лениях и центрах, созданы местные этноло­гические исследовательские коллективы. Еще с середины ХIХ в. в исследовательскую этнологическую работу включилось Русское Геогра­фическое общество; отделения этого общества работают в ряде городов России и в наше время.

Финансирование этнологических исследований в России в конце ХХ в. резко со­кратилось. Всю возможную помощь этнологам оказывает Российский гуманитарный научный фонд.

У современной мировой прогрессивной этнологии есть несколько основных функций.

Первая — научно-познавательная. Этнология осуществляет познание этнических реаль­ностей, формирует конкретное знание этнической кар­тины мира в различные историче­ские эпохи и в наше время, исследует характер и особенности этни­ческих процессов во всех регионах нашей планеты. Опираясь на свою научно-познавательную функцию, этнология стремится преодолеть этнические пред­рассудки, нередко свойственные обыденному сознанию людей, и тем самым способст­вовать взаимопониманию и конструктивному сотрудничеству между народами.

Другая важная функция этнологии отвечает потребности самопознания каждого отдельного на­рода-этноса. Научные знания об этносах нередко противостоят обыва­тельским представлениям и нацио­нальным предрассудкам. Функция подлинно науч­ного самопознания выполняется этнологами путем собирания, накаплива­ния и анализа исторического опыта жизни народов

Современные этносы — это живая социальная реальность, особого рода самовос­производящиеся и саморегулирующиеся социальные системы. В числе механизмов их самовоспроизводства существенное значение имеет сознание членами этноса своего единства, опирающегося на историческую традицию. В этой связи этнологию интере­сует научная разработка этнического аспекта социальной памяти, историче­ской связи поколений, передачи (трансмиссии) культурного наследия.

Значимый вклад в развитие этнологии внесли такие отечественные и зарубежные исследователи как Д.Н. Анучин, А.Н. Харузин, Бронисла Малиновский, Н.И. Надеждин, Н.Н. Миклухо-Маклай, Редклифф-Браун, Джеймс Джордж Фрэзер и др.

 

Теоретические проблемы этнологии.

Главная задача этнологических теорий — обобщение знаний об этносах и объяс­нение этнических явлений, процессов и фактов с точки зрения установленных законо­мерностей. Поэтому одна из важней­ших функций этнологии — поиск, выявление и исследование устойчивых тенденций (закономерностей) всех проявлений бытия этно­сов — эволюционных (закономерности этногенеза и этнической истории); явлений, относящихся к строению (структуре) этносов, а также к их современной жизни (функ­цио­ниро­ванию).

Этнический процесс. Это понятие исследователи трактуют по-разному. Особенно широко распространено представление, будто этнический процесс со­стоит в том, что часть членов одного этноса (или весь этнос) при взаимодействии с другим меняет пред­ставление о своей этнической принад­лежности (например, если часть мордвы-эрзи стала называть себя русскими или ряд берберских племен Северной Африки вошел в состав местных арабских наций). Сама идея рассматривать в качестве этнического процесса этническую (национальную) ас­симиляцию («раство­рение» одного этноса в другом) возникла при этнодемографическом изучении закономерностей дина­мики численности народов. Действительно, изменения численности всякого этноса зависят, с одной сто­роны, от соотношения рождаемости и смертности (они, в свою очередь, опре­деляются воздействием экономических, культур­ных и иных причин), а с другой стороны, от этнической ассимиляции этого эт­носа соседями (или этим этносом соседей).

Однако в целом этнический процесс не следует рассматривать столь узко. Например, в ходе межэтнических отно­шений дело не всегда доходит до ассимиляции: этнос, испытывающий воздействие, может стать двуязычным (заговорить не только на своем этническом языке, но и на языке этноса-соседа), воспринять существенные черты другой культуры, но не утратить и своей и т. п. В таких случаях речь идет не об ассимиляции, а об аккультурации, кото­рая тоже выступает как одна из форм этнического процесса.

Субъекты этнического процесса. Составляющие этнос люди обладают существенными свойствами — языком, трудо­выми и культурными навыками, знанием и соблюдением обычаев и обрядов и многими другими. Следо­вательно, люди — члены этноса тесно связаны между собой многочисленными и разнообразными отно­ше­ниями, и именно они (эти отношения и связи), их характер, свойства, сила и направ­ленность опреде­ляют структуру и особенности всякого этноса. Включение в систему связей называется социализацией, а так как каждый человек обычно про­ходит социализацию в этносе, то она одновременно является этнизацией. Принадлежность к этносу в той или иной мере осознается каждой личностью, а пол­нота и отчетливость этого осознания или идентификации служит мерой оценки этни­ческого самосознания.

В этническом процессе (в рамках этноса или в межэтническом взаи­модействии) участвуют все социальные образования, социальные инсти­туты (организации) и социальные страты (слои). Именно они все в ходе своей дея­тельности — трудовой, эстетической, политической и всякой иной — как обновляют все формы и проявления социального (в том числе этнического) бытия, так и способст­вуют сохранению мно­го­образных традиций, обусловливают историческую трансфор­мацию этносов и межэтнические кон­такты, совершают многолюдные миграции и фор­мируются в новые этносы (например, в Новом Свете). На со­временном этапе научно-технической и информационной революции, нового усиления влияния прессы, радио, телевидения и пр. массовая активность субъектов этнического процесса может внести новые — и конструктивные, и деструктивные — черты в планетарные процессы транс­формации совре­менной этнической картины мира.

Общее, особенное и этническое. В обыденном сознании многих людей содер­жится представле­ние о том, будто каждый этнос отличается от других таких же социальных образований. Мысль о неповторимости, уникальности (единственности) всякого этноса или, по крайней мере, его культуры в немалой степени повлияла на формирование по­нятия этнической специфики, которым нередко пользуются и этнологи.

Между тем представление об этнической специфике и абсолютной специфично­сти этнической (национальной) культуры вызывает очень большие сомнения. Начать с того, что философы уже давно сформулировали мысль о том, что во всяком явлении может быть выделено нечто общее с другими явле­ниями, а не только особенное и еди­ничное, то есть специфическое. Уже поэтому думать об этносах как о таких явлениях, которые содержат в себе только нечто особенное или даже единичное (то есть нигде не повторимое), едва ли верно. Кроме того, для того, чтобы отделить особенное (специфи­ческое) от общего, нужно путем сравнения исследовать как то, так и другое. Наконец, эмпирические мате­риалы этнологических наблюдений не подтверждают гипотезы о специфичности всех проявлений этносов. Какой бы народ ни исследовать, во всех его чертах, сторонах и проявлениях внимательный наблюдатель обнаружит черты, которые обычно можно отыскать у соседних, а подчас и отдаленных народов. Недаром никому из ученых-этно­логов (да и других специалистов) не удалось выделить этническую специфику в ее, так сказать, «химически чистом виде».

Тем не менее, этническая специфика — не иллюзия. Опыт мно­гочисленных по­колений содержит в себе не только ошибку; в нем есть оправдание массовой интуиции. Конструктивное решение возможно и не так уж трудно.

Этническая специфика имеет два аспекта — мысленный и действительный (ре­альный). Обыден­ное сознание, обладая лишь ограниченным материалом для сравнения, небольшое и локальное отличие легко переносит на весь этнос и усиливает его до об­щеэтнических размеров.

Этноцентризм и национализм. Каждый этнос — это, в сущности, большая (ве­личина ее может сильно варьировать) социальная группа. В истории этноса накаплива­ются культурные достижения, раз­нообразные традиции, исторические и политические представления, культурная и этническая картина мира и многое другое. Члены этноса усваивают все это в процессе социализации — этниза­ции. Вследствие этого взгляды, оценки и представления человека обычно в существенной мере зависят — хочет он того или нет — от характера усвоенной им этнической культуры. Француз­ский исследователь Марк Ферро установил, что даже изложение истории в школьных учебниках разных стран осу­щест­вляется с этнической точки зрения.

Такая точка зрения, понимание и трактовка всего социального мира и его явлений с позиций куль­туры своего этноса называется этноцентризмом. Несколько упрощая вопрос, этноцентризм можно на­звать групповой точкой зрения. Она неизбежна и сама по себе не содержит ничего особенного — ни хо­рошего, ни плохого. Но этноцен­тризм может послужить пита­тельной средой, условием и массовым резервом для социальной мобилизации под националистиче­скими лозунгами.

Методы этнологических исследований

Глав­ная функция методов науки — получение нового достоверного знания. Методы, применяемые в этнологии, многочисленны и разнонаправлены. Они различаются по уровню и характеру постановки вопросов о получении нового знания. В ряде случаев эти вопросы целесообразно поста­вить в обобщенно-философской форме. Объектив­ные и субъективные стороны этноса; внутренние и внешние источники движения и изменения в этносах; форма и содержание в этносах; качественные характеристики и количественные параметры в этносах и их компонентах, — рассмотрение этих и по­добных вопросов общего (философского) уровня делает изучение этносов более глубо­ким, более содержательным, ведущим к познанию их не только как явлений действи­тельности, но и сущностных отношений внутри них и между ними.

Методы этнологии менее высокого ранга относятся к категории общенаучных. Особенно широкое распространение в этой науке получили исторический и струк­турно-функциональный методы. Требова­ние исторического метода состоит в том, чтобы рассматривать изучаемые объекты в процессе их зарож­дения, становления, раз­вития и перспективы будущего изменения или исчезновения. Использование исторического метода предполагает внимание ко всем формам развития всех компонент этноса и всех этносов на любом этапе их бытия, установление исторических типов этно­сов (от племен до современных развитых этнонаций), наконец, историко-сравнительный анализ этносов и этнических явлений как в синхронном, так и в диахронном аспектах.

К числу общенаучных относят также системный метод. Наука, в том числе и этнологи­ческая, долгими и трудными путями вырабатывала идеи и принципы системного ме­тода, оперируя, в частности, понятиями комплексности, сложности внутреннего строе­ния явлений, системы, структуры и ряда других. Современный системный анализ требует мысленного расчленения объекта (этноса, региона с его населением и культу­рой и т. п.) на компоненты, составляющие и элементы, поиска гипотетических и дей­ствительных связей между ними, их исторического и функционального исследования, построения моделей структурных связей, поисков де­терминант (определений, сущест­венных факторов воздействия), определяющих движение объекта, и т. п. Системный метод органично аккумулирует в себе многие методологические и теоретические прин­ципы и идеи философского и общенаучного уровня.

Применение общенаучных методов в этнологии обнаруживает ряд трудностей общего характера, на которые стремятся обратить внимание исследователей те ученые, которые в своей познавательной деятельности руководствуются принципом реляти­визма (относительности). Некоторые теоретики этнологии полагают, что для более или менее адекватного постижения других культур пригодны не рациональные методы их изучения, а скорее интуитивное понимание, вживание, врастание в другую культуру, но даже и в этом случае обычно будто бы не удается до­статочно точно описать постигаемую культуру на языке постигающего субъекта. По­мимо этого, в процессе познания (например, экспедиционного) исследователь не прямо изу­чает избранный для обследования этнос, а образует с ним систему, состоящую из трех элементов: а) изучаемого объекта, б) исследователя-наблюдателя и в) средств (ин­струментов) наблюдения — про­граммы исследования, инструментария и избранной методики, а также технических устройств, включен­ных в осуществление познаватель­ных актов. Таким образом, познание другой культуры из односторон­него и однонаправленного действия познающего субъекта превращается в сложный диалог культур, а объектом познания становится, стало быть, не изучаемый этнос (культура и т. п.), а отношение между ними и познающим субъектом.Всеми этими трудностями, разумеется, не следует пренебрегать.

К третьему — нижнему — уровню используемых в этнологии методов относятся приемы, спо­собы, исследовательские средства, которые обеспечивают собственно этнологическую эмпирическую работу, познавательное функционирование именно этой науки. Методы данного уровня многообразны; с известной долей условности они могут быть сгруппированы в три класса в зависимости от того, к какому этапу исследо­вательской работы они относятся.

Кстати заметим, что эффективному осуществлению научной работы (особенно если она выпол­няется коллективом сотрудников) способствует предварительное со­ставление программы исследо­вания, в которой желательно предусмотреть не только определение темы, объекта и задач исследования, но и порядок (последовательность) исполнения работы по этапам и частям. Таким образом, во-первых, речь должна идти о методах поиска и сбора информации. Значение этих и многих других материалов неоспоримо, и спо­соб их поиска в разнообразных хра­нили­щах общеизвестен. Вместе с тем метод экспе­диционного поиска и сбора новых сведений в этом отноше­нии нередко бывает наиболее надежным и эффективным, особенно при изучении современных явлений и процессов.

В ряде случаев приемлемым методом может быть рассылка стандартных анкет по разным вопросам, инте­ресующим исследователей. Так, с помощью заполнен­ных корреспондентами анкет некоторые этнографи­ческие учреждения собрали обшир­ный и разнообразный материал, хранящийся теперь в их архивах. В случае, когда тре­буется собрать оперативную информацию по двум-трем вопросам у городского населе­ния, можно воспользоваться также опросом информаторов по телефону.

Следует выделить тот этап исследовательской работы, который связан с обработкой собранных фактических данных (некоторые ученые предпочитают назы­вать этот процесс переработкой информации). Ее смысл заключается в получении но­вого упорядоченного, в той или иной мере обобщен­ного знания. Уже при сборе информации (сведений, данных) исследователю рекомендуется тщательно обдумывать способы, ка­кие он намерен применить на этапе переработки. В противном случае собранная ин­формация может оказаться непригод­ной для переработки теми методами, какие для этого хотелось бы применить.

В качестве заключительного этапа исследовательской ра­боты выделяют интерпретацию полученных результатов. Ей отчасти предшествует, а отчасти сопутствует использова­ние приемов генерализации (обобщения) тех итогов, что были получены в результате переработки эмпи­рических данных. Обобщенные данные сопоставляются с предшествующими сведениями и выводами науки (как по критерию соответствия их друг другу, так и по критерию различия). В задачу интерпрета­ции входит также оценка полученных выводов с точки зрения точности и строгости мето­дов и техники исследования. Новые данные интерпретируются (истолковываются) в плане выявления исторических, функциональных и, главным образом, причинных свя­зей и отношений, а также уже известных законо­мерностей. В случае невозможности (полной или чаще частичной) это сделать ставится вопрос либо о дополнительной про­верке полученных новых выводов, либо о корректировке прежде установленных зако­номерностей или теорий.

 

Рекомендуемая литература.

Общие работы

Арутюнов С.А. Народы и культуры. Развитие и взаимодействие. М., 1989.

Арапов Д.Ю., Ларина Е.И. С.Г. Рыбаков и его «обзор» организации духовной жизни мусульман России (апрель 1917)

Библиография сотрудников кафедры этнографии/этнологии исторического факультета МГУ

Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. М., 1973.

Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983.

Витов М.В. Антропологические данные как источник по истории колонизации Русского Севера. М., 1997.

Губогло М.Н. Идентификация идентичности. Этносоциологические очерки. М., 2003.

Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. СПб., 2001.

Казьмина О.Е., Пучков П.И. Религиозные организации современного мира

Казьмина О.Е., Пучков П.И. Основы этнодемографии.

Казьмина О.Е. Русская православная церковь и новая религиозная ситуация в России. Этноконфессиональная составляющая проблемы.

Карлов В.В. Народы северо-восточной Евразии в XIX и ХХ веках         

Кафедре этнологии исторического факультета мгу – 70 лет. Сборник научных статей.

Крестьянское правосудие. Обычное право российского крестьянства / Сост., авт. вступит. ст. и комментариев А.А. Никишенков. М., 2003.

Куббель Л.Е. Очерки потестарно-политической этнографии. М., 1988.

Е.И.Ларина, О.Б. Наумова. Народное самоуправление  казахов Оренбургской области

Е.И. Ларина. О новых понятиях в религиозной практике современных казахов: аккулар, сункар, нур-жигит

Е.И. Ларина, О.Б. Наумова. Появление чая и традиция чаепития у казахов

Е.И. Ларина, О.Б. Наумова. «Кража – это вечный наш обычай»: умыкание невесты у российских казахов.

Ларина Е.И. Казахи России: современное этнокультурное развитие

Е.И.Ларина, О.Б.Наумова «В другом месте другие законы и собаки по-другому лают»: опыт переселения кош-агачских казахов в Казахстан и обратно. 

Е.И.Ларина, О.Б. Наумова. Казахская миграция в западной части российско-казахстанского пограничья

Е.И.Ларина, О.Б. Наумова. Классический ислам и традиционализм у российских казахов

Ларина Е.И. Жизнь в песках.

Леви-Строс К. Структурная антропология. М., 1983.

Никишенков А.А. Традиционный этикет народов России. М., 1997.

Никишенков А.А. Обычное право народов россии. Библиографический указатель1890-1998

Никишенков А.А. Традиционный этикет народов россии XIX  -  начало ХХ вв.

Никишенков А.А., Туторский А.В., Перстнева И.П. Проблемы этнографического изучения русского крестьянства (соционормативная культура).

Межэтнические конфликты в странах Зарубежного Востока / Отв. ред. А.А. Празаускас. М., 1991.

Пименов В.В. Удмурты. Опыт компонентного анализа этноса. Л., 1977.

Свод этнографических понятий и терминов / Под общ. ред. Ю.В. Бромлея и С.И. Вайнштейна. Вып. 6. Этнические и этно-социальные категории / Отв. ред. В.И. Козлов. М., 1985.

Соловей Т.Д., Мехедов Н.Л. Труды преподавателей и сотрудников кафедры этнологи (1939-2009)

Соловей Т.Д. История этнологии в Московском университете

Соловей Т.Д. Власть и наука в России. Очерки университетской этнографии в дисциплинарном контексте (XIX - начало XX вв.).

Соловей Т.Д., Соловей В.Д. Исторические смыслы русского национализма. Ч. 1,2.

Статистика в этнографии / Отв. ред. В.В. Пименов. М., 1985.

Степной закон. Обычное право казахов, киргизов и туркмен. / Сост., авт. вступит. ст. и комментариев А.А. Никишенков. М., 2000.

Тишков В.А. Этнология и политика. М., 2005.

Туторский А.В. Общиные традиции в быту колхозной деревни // Местное самоуправление как ерсурс территориального развития. Архангельск, 2009.

Чебоксаров Н.Н., Чебоксарова И.А. Народы, расы, культуры. М., 1984.

Широкогоров С.М. Этнографические исследования: избранные работы и материалы. Владивосток, 2001.

Работы по истории этнологии и социокультурной антропологии

Выдающиеся отечественные этнологи и антропологи ХХ века. М., 2004.

Марков Г.Е. Немецкая этнология / Уч. пособие для вузов. М., 2004.

Никишенков А.А. История британской социальной антропологии. СПб., 2008.

Соловей Т.Д. От «буржуазной» этнологии к «советской» этнографии. М., 1998.

Токарев С.А. Истоки этнографической науки. (До середины XIX века). М., 1978.

Токарев С.А. История русской этнографии (дооктябрьский период). М., 1966.

Токарев С.А. История зарубежной этнографии. М., 1978.

Туторский А.В. Общинные традиции в быту колхозной деревни на примере Архангельской и Вологодской областей

Этнологическая наука за рубежом: проблемы, поиски, решения. М., 1991.

 

 

 



[1] Советский энциклопедический словарь. Изд.2. М. 1983. С. 1555.

Эта статья еще не написана, но вы можете сделать это.